Сколько может стоить такая бесценная вещь?

один из тех самых десяти

                                                  ТОВАРИЩ   АРНО  


Вот ведь случится же такое: жил я себе жил, при социализме с человеческим лицом, а тут - бац! Поменяли всё кардинально. Давай, мол, теперь в капитализме нечеловеческом. И всё бы ничего, и это, Бог даст, переживём. Одна беда - буквально с горшка натаскивали нас жить при коммунизме. Но я не сильно бы и расстроился, тем более с того времени всегда соль и спички сухими держу: и то и другое в трёхлитровых банках.  Так что не долго-то и переживал. Вы, небось, видели таракана, который после ядерного взрыва очухался, ползёт себе куда полз, слегка на заднюю левую прихрамывая? Да, вот так прямо и показывали: стряхнул со спины пыль радиоактивную -  и дальше. Так и мы передвигаемся, стряхнув с ушей то, чего руководство с честными глазами в прошлый раз нам под праздник накидало.

Ну, думаю, раз буржуйской жизнью жить надо начинать, устроюсь объяснять, чего сам лучше всех знаю. Я ж тоже не ванёк какой: сперва книгами обложился и монитор очками чуть не до дыр протёр. Недаром по арифметике и по ботанике пятёрка твёрдая - докопался до сути их хвалёного капитализма. Выудил их золотое правило и секрет, доступный только толстосумам. Главное - занять свою нишу в этом гнилом строе. И ждать, когда кто сунется туда с вопросом каким или деньгами лишними. Эти, которые с бабками, инвесторы, завсегда от денег шальных головой хворают. Ещё бы, заработать-то полбеды, а вот чтоб не отнял кто или не сгнили под матрасом, тут-то у них мозги закипают, прям как бензонасос у моего жигулёнка в жару. Нашёл я ту щель, прям с лезвие «Балтики» острючее, сам раскопал, в школе да в пионерах я ушами особо-то не хлопал, а в блокнотик мелким почерком поплотнее и в столбик. 

Ну томить не буду - решил стать специалистом по Швеции. Вы, конечно, скажете, мол, образование нужно, аспирантура, докторская... Да в том-то и щель гигантская для моего бизнеса - институт Америки есть, Азии и Африки - пожалуйста, а вот про шведско-стокгольмский слыхом никто не слыхивал. Вот тут-то деньги и потекут, кинется народ спрашивать: «что к чему у рыжих викингов?» - тут я им и нахлобучу. Тем более сам туда два раза на пароме сплавал и уж знаю побольше тех, кто один раз там был иль вообще только табуретку от Икеи имеет. Взять для примера экономику: всё по полкам разложу. У них водка «Абсолют» - у нас тоже прям как шведская, только «Об салат», и не по названию, а по эффекту убойному. У них «Вольво» с умом сделана -  и у нас лада Калина  тоже умом слегка тронутая . У них Икеа -  и у нас тоже вся мебель всегда для бедных делается. У них семья шведская, а наши классики: хоть Некрасов, да хоть и Маяковский, да и Бунин тоже -  любым белобрысым сто очков форы прикурить дадут. Одно отличие мне глаз натёрло, пока поутру на посудине мы по заливам ихним и шхерам к столице шведской пробирались.  Не были мною обнаружены заборы меж их загородных домов.  Первая мысль - небось лесу мало. Да нет, кругом леса почитай, как в тайге.  Может, плотников нехватка - ан нет, те в полном достатке с утра до ночи рубанки да ножовки мучают. Но хорошо мне, как специалисту, объяснили коллеги в баре: не воруют, мол, у них, поголовно честные все и вообще почти коммунизм построили, деньги, что заработали, все в кучу. А потом, у кого сопли зелёные из-под носа или другой какой дефект дикции, насыпают в карман доверху. Долго я этого понять не мог, как это у нас и мужик головастый в кепке, и помощник его, который в шинели Детский мир охранял, и остальные не менее брутальные хлопцы всю страну в шеренгу построили, повели за собой рыть котлован в светлое будущее, а заборы в Швеции отменили и деньги по карманам по-честному стараются. И хотел я уже бросить свою жилу денежную. Ну как я по Швеции главным буду, если секрет не разгадаю, почему у них король на паршивой машине без охраны по городу шастает, а у нас ... 

Ну, думаю, из принципа докопаюсь! Тем более меня и на политинформации специально затачивали и внушали: нету тех вершин, куда бы наши люди, по колено не сгибаемые, не залезли и не выпили бы там, вооружённые самым верным учением. И хотя всё было на нашей стороне: и Аврора, и ЧК, и Ленин, и ещё много кой чего было - а вся закавыка да секрет тайный - простой швед Арно, по профессии столяр ихний. И по правде сказать, почти никто не знает про Арно.  Вот он-то и вдохновил бедных шведов, и завёз эту заразу к себе домой. 

Начну, пожалуй, с самого начала. Поехал как-то раз Арно к своему другу в Хельсинки, прямо из самого Стокгольма, потому как шведом с детства родился, да и в паспорте ему то же самое записали. Приехал, а дружок его, не сильно морально устойчивый чел, собрался в то время в Ленинград (дело было в семидесятые годы прошлого века). Тогда финны обычно ездили в выходные на автобусе вроде как в Эрмитаж и чтоб другие Кунсткамеры для пользы культурной обойти. И обычно-то и обходили, но как правило стороной, потому как советские люди устраивали им хитрую ловушку, продавая водку уже на границе, прямо в Выборге. А после этого в течение трех часов приходилось бедным финнам ехать по неровной дороге и пить тёплую водку из пластмассовых стаканчиков. Так Арно вместе с другом оказались прямо рядом с Авророй, сошли с автобуса, чтоб посмотреть, нет, не легендарный крейсер и пушку с круглым отверстием, а есть ли где-нибудь чего-нибудь типа выпить-закусить, да и отстали от группы. Тем более экскурсовод, тоже не особо крепкой закалки чухонец, к тому времени не смог совместить в своей голове количество сидений и пассажиров. А горячие скандинавские парни каким-то чудом добрели до генеральского гастронома, что как раз на улице Куйбышева, и поняли, что обменянных денег им хватит, чтобы слиться в единое целое с вино-водочным отделом и прилегающим к нему бакалейным. Но к вечеру судьба раскидала их в разные стороны самого прекрасного города: финну повезло меньше - бдительные граждане разгадали в нём интуриста, он был доставлен в «Асторию» и уложен в своём номере на коврике рядом с кроватью. А вот Арно усугубил поболе и стал неотличим ни на грамм от местных, даже мычал почти по-русски. Он был подобран сердобольной ткачихой: ну не пропадать же мужику на газоне неподалёку от её коммуналки? Проснулся как в раю - воды нагрела, намыла, костюмчик отгладила ещё с ночи, на столе полный порядок: стопарь запотевший с нашей родной, огурчик, потом щи суточные, а раз выходной, так и других удовольствий до самого вечера хоть отбавляй. Уже в автобусе ехал обратно, щипал себя, может, приснилось по пьяни? Да нет, узелок с закусью с собой да четвертинка в авоське. И сам ехал весь поролоновый - это вам не АББА какая-нибудь, а баба кровь с молоком! 

Вернулся домой, сел за учебники, решил разыскать свою зазнобу и нашептать ей того-сего на ушко розовое, налёг на азбуку изо всех сил. И вскоре заговорил по-русски, не Троцкий, конечно, но говорить начал не хуже председателя колхоза. То есть послать мог и в поле, и подальше, и бабу любую замотивировать, хошь к труду, а хошь на какие другие подвиги. Только не быстро получалось говорить, но лиха беда начало. Правда, краеугольных слов ещё не выучил, но Ленина начал читать без словаря, но со стопочкой «Абсолюта».  Потом записался в общество советско-шведской дружбы, и тут попёрло. Пригласили прямо в Москву выступить на рабочем форуме, чтоб заклеймить капиталистических супостатов по полной, а может, завербовать хотели столяра импортного, чтоб диверсию какую учинил рыжим, навроде утопления их флагманского корабля типа «Вазы», иль, может, хотели, чтоб подкупил своего короля и вставил в очередь на нобелевскую премию кого из наших. Приехал в Москву, выступил, а потом, знамо дело, банкет под знамёнами. Да под интернационал душевный, побольше литра почитай, уговорили на брата. Проснулся, друзья пролетарии наливают с утра и поздравляют от сердца всего. Вручают паспорт и опять по полной за мировую победу. Оказалось, после банкета и заявление написал, и в Мавзолей рвался, а уж какими словами про своего короля и бабу его говорил- срам, да и только. 

Короче, пришлось ему остаться в Москве и начинать вместе со всеми коммунизм строить. Для начала ему выдали машину  «Волга ГАЗ 21», как у космонавтов, 900!!! целковых каждый месяц оклад положили, чтоб в сторону трекрунур смотреть забыл навсегда. Определили его в столярную мастерскую к реставраторам всё поменьше пьют и ругаются. Взялся он за работу серьёзно, раз доверили. Дома король-то его ни к чему такому и близко не подпускал. И вот за месяц Арно на всю мастерскую аж десять верстаков изготовил, да не косых, не кривых, а справных, как у себя дома в городе Стокгольме. Пришло начальство, похвалило, да с такими верстаками не грех и в светлое будущее шагать. Но с другой стороны, он один сделал столько, сколько вся бригада за полгода не делала. Задумались: если дело дальше так пойдёт, мастера наши веру в преимущество социализма потеряют. Итак, выходило: надобно этого шведа от работы-то потихоньку убирать, чтобы не переделал всю работу с перепугу. И парторг-голова придумал, как и работу сберечь от полного выполнения, и парня занять и в будни, и в выходные. Поручили ему на собрании выступить и изругать буржуев по полной, как они эксплуатацию эксплуатируют и доводят народ до того, что он водку пьянствует.  Он вроде, туда-сюда, мол, да, не в полную силу капиталисты, мол, изгаляются, не совсем, дескать, злобствуют. Но наши-то ему газет купили в ларьке - учи передовицу да жги кровопийц по полной. Налили опять-таки стакана полтора для храбрости и стройности мыслей, и вперёд.  А после собрания опять банкет с активом. Месяца не прошло, как он по собраниям да по маёвкам понавыступал и приобрёл вид настоящей жертвы капитализма. Под глазами мешки, нос сизый с венами фиолетовыми, блеску в глазах никакого, сразу видно, сколь шведских упырей на шею рабочего парня взгромоздилось.  Но он ничего, уже многие обороты назубок и прям без закуски, и не только короля своего, а глаголом из книги про железо и про мать тоже, бывало, как вставит. Народ переживает, аж слезу удержать не в силах за братьев по столярному ремеслу, над которыми измываются и жилы последние тянут распоясавшиеся король и оголтелая свора его пособников.  Поездил так Арно по стране советской с лекциями да так проникся, что жалко ему стало своих соплеменников, угнетённых, а может печень ни к чёрту – ведь он ещё только в первом поколении пил за мировую революцию и за мир во всём мире. Слабым оказался организм, не готов к борьбе классовой, чтоб целиком стакан залпом да без закуски. 

Короче сдался он и погиб, «как швед под Полтавой». Сбежал обратно, допросили, видать его, и в застенки кинули и, похоже, выведали буржуины поганые секреты построения коммунизма. 

А теперь-то на трезвую, анализируя и закусывая, думаю: а ведь мог под личиной столярного умельца лазутчик с белёсыми волосами пребывать. Но теперь-то дело давешнее - проглядели, прошляпили… Но вот только с той поры приёмчиками-то шведы нашими живут, одно слово, всю нашу программу партийную спионерили. А что не вру вам ни капельки, фото верстака прилагаю, да верстак тот по-настоящему по-коммунистически Арно зафигачил 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic