very_old_life

Categories:

Книга он лайн (продолжаем про отделку и полирование и про то как не сгореть)

И вот представьте ,Вы всё  отшлифовали.подняли ворс , ещё раз отшлифовали ,прошпаклевали всё вплоть до мельчайших дефектов  .Затем ещё раз окончательно отшлифовав самыми тонко абразивными наждачными материалами, приступаете к   тонированию новых вставок.   Иногда подогнав вставки по цвету требуется дать лёгкий общий тон ,чтобы минимизировать отличие  между новыми и старыми фрагментами, для этого надо протонировать всё изделие . Подобное тонирование можно произвести   если предмет , например,  стоял напротив окна и потерял первоначальный цвет из-за выгорания.  После того как решены все проблемы по подгонке вставок по цвету и произведены все необходимые тонировки и лессировки ,можно переходить к следующему процессу -грунтованию . Сейчас мы с вами приступаем к грунтованию и подготовке поверхностей к отделке шеллачным лаком и полированию . Первое что необходимо сделать так это приготовить всё необходимое для полирования. Ну а прежде чем мы начнём изготавливать  полировальную губку ,полировальную палитру ,и всё остальное , Мы нанесём первый грунт на лицевую поверхность изделия  .  Как я уже говорил ,если вы хотите добиться глубокой и яркой отделки вы можете в качестве грунта воспользоваться натуральной олифой ,предварительно слегка подогретой в водяной бане. Ещё и ещё раз напоминаю . Имейте в виду работая с отделочными материалами  соблюдайте правила пожарной безопасности — и это не шутки , проолифленные  или промасленные тряпки имеют свойство самовозгораться!!!  

Все то, что я рассказал перед этим, - прописные истины. Ну надо было с чего-то начать. Ведь Шекспир не сразу доложил о горестной и где-то даже трагической кончине молодых людей, много страниц ходил вокруг да около, нагнетая страсти. Вот и в этот раз, не хотелось вот так с бухты-барахты: так мол и так мол, занялось все ярким пламенем и сгорело. Надо пожалеть читателя, подготовить. А вспомнилось мне, как я, еще будучи на стажировке в реставрационной мастерской, слушал стариков в курилке. Порой они рассказывали вещи просто фантастически интересные, а тут вдруг заговорили про правильное использование олифы, как надо грунтовать под политуру, как варить колодки рубанков для придания подошве костяной твердости и как в клей добавлять родимую и в грунт, и в шпаклевки. Оказалось, обычная олифа при правильном использовании - вещь незаменимая. Но вдруг один из мастеров, выпустив кольцо сизого забористого дыма, произнес: «А забыли, как нас чуть не посадили из-за промасленной ветоши, оставленной при реставрации чинарового кабинета?» Я тогда молодой был и не знал, что тряпки, пропитанные натуральным маслом или олифой, могут самовозгораться. Только чудо спасло известный музей, где тогда работали мастера: кто - то из них приехал на объект ни свет ни заря и с ужасом увидел, как вокруг забытой ими тряпки черный обугленный след и первые маленькие язычки пламени.  

По молодости или по недостатку знаний может показаться, ну не может от такой ерунды возникнуть серьезный пожар. Но приблизительно через двадцать пять лет не менее интригующий случай произошел не без участия проолифленных тряпок.

  Так вот, пригласили знакомых мне реставраторов поработать в "офисе" очень загадочной организации. Начнем с того, что привезли их туда в зашторенном микроавтобусе и перед выходом из него крепко завязали глаза, сняв повязку уже в здании. Сначала показали одну комнату - метров тридцать, мол, надо обшить вагонкой красного дерева и покрыть чем-нибудь, чтобы было круто - как у фирмачей. А на пике моды крутым считался тогда полуматовый блеск "а ля сатин". Ну в общем и вторую комнату после этой, такую же по объему. Делать надо быстро, чисто, ну словом, «без шума и пыли».  Мастера, осмотревшись, "выдохнули" какую-то запредельно астрономическую сумму, но заказчики, не торгуясь, согласились. Переоделись и понеслась. Работа не то что спорилась, а просто все вырастало на глазах, как в мультике, да еще в ускоренном режиме просмотра... Уж не знаю, какими путями попала та "вагонка" в Россию, но, по рассказу моего знакомого, была она из очень редкой и дорогой разновидности красного дерева "plump pudding wood", что переводится как «пудинг со сливовой косточкой». Из этой аристократической древесины творили лучшие королевские мебельщики восемнадцатого века.

К вечеру первая комната была обшита красным деревом и покрыта благородной янтарной олифой. Все в ней преобразилось: заходя туда, человек чувствовал себя, как внутри дорогого английского кабинета. Действительно, красное дерево, правильно обработанное и правильно отделанное, создает аромат успеха. Правильно говорят в народе, коротко и емко: "да здесь просто воняет деньгами".  

На следующий день открывают работникам дверь в смежную комнату, и тут, у кого слабые нервы, советую перелистать пару страниц. Для тех, кто не перелистал, продолжаю: первое, что резануло нет не взгляд, хотя говорят, что быстрее всего скорость света. Нет, первое, что пахнуло в нос вошедших, когда открылась дверь, это был запах денег, больших денег, может быть, даже очень больших денег. Хотя стены той комнаты ещё ничем не обшивались. Деньги заполняли почти четверть комнаты, ими просто были заполнены картонные коробки из-под японских телевизоров. И пришлось провозиться почти час, чтобы вместе с четырьмя охранниками освободить помещение. Хорошо, что коробки заполняли не пачки денег, а просто сваленные туда разнокалиберные банкноты, поэтому их можно было передвигать по полу.  

Второе помещение, со страху, сделали намного быстрее, но время было позднее, и уже даже не столько приходилось думать о гонораре, а возникала мысль, а оставят ли после этого живыми? Но, к счастью, все закончилось благополучно - отпустили, рассчитались как договаривались, единственное, что не разрешили, выкинуть мусор, сложенный в мешки. Видно, боялись, что хитрые реставраторы покусятся на несметные богатства. Хоть старший из мастеров и предупредил про олифу и про тряпки, охранники покивали с каменными лицами и отправили мастеров на том же автобусе обратно. «Так про что это повествование? - спросит дотошный читатель, потративший время на чтение,- в чем соль?»  Да какая ж тут соль? Видно, очень несерьёзно отнеслись охранники к просьбам мастеров выкинуть мусор среди ночи, похоже, что поленились или не поверили в разговоры про проолифленные тряпки, да и про приметы все твердил один из богатырей: "мол, ночью мусор выкидывать - не к добру.»  Похоже, оставили поход на помойку до утра. И правда, невеселое задалось утро, недоброе в отделанном столь редкой древесиной офисе. Об этом я узнал года через три, когда меня подвозил из-за города штатный водитель моего заказчика. 

Подмораживало. Мы продвигались медленно из-за непрерывно моросящего дождя, капли которого превращали дорогу в каток. Все плелись, и путь, занимавший обычно минут сорок, растянулся часа на два с половиной. За это время я узнал почти всю жизнь сидящего рядом со мной человека, и надо сказать, скучной она не выглядела. Как начинался бы очерк в заводской многотиражке: "Перед нами человек непростой судьбы, она не обделила его испытаниями и невзгодами, показала ему не только глянцевые картинки, но и суровую неказистую изнанку сермяжной стороны жизни». Вкратце выглядело это приблизительно так: сначала успешный гонщик по мотокроссу на льду, получив травму на соревновании и с трудом выкарабкавшись с больничной койки, ушел в испытатели грузовых автомобилей. Затем в перестройку устроился перегонщиком машин из Германии. Но в одном из рейсов на их группу напали бандиты, отобрали мерседесы. Чудом перегонщики остались в живых.  После этого ему пришлось отрабатывать потерю, самому принимать участие в заказных угонах дорогих джипов. Но недолго, хозяина взорвали конкуренты. Появилась возможность устроиться охранником в фирму, к интерьерам которой и приложили руку те самые мастера.

Да, именно так распорядилась жизнь, в тысячный раз подтверждая, насколько тесен наш бренный мир. Так я узнал окончание истории про проолифленные тряпки и про то, что есть такая примета - не выкидывать мусор на ночь глядя. Офис, что реставраторы облицевали изумительным красным деревом, принадлежал фирме, наводнившей под видом известного на всю страну импортного спирта, спиртом отечественного производства. Впрочем, ничем не уступавшего, а может даже и превосходящего по своим убойным и вкусовым свойствам европейский аналог, да и сами бутылки и этикетки не в пример голландским. После того как мастера покинули тот злополучный объект, между охранниками завязался диалог, стоит ли прямо сейчас выбрасывать промасленную ветошь и мешки со стружкой, опилками и остатками палок. Один уперся и твердо стоял на своем, что если предупредили, то лучше прислушаться к совету профессиональных людей. А другой, вспоминая мудрую бабушку, настоял: нельзя по ночам выкидывать ни крошки. Так они досидели почти до четырех утра.  Да забыл сказать, было самое начало весны, отопление еще не выключили и чугунные батареи работали так, что на них спокойно можно было поджарить яичницу. Сквозь открытые для проветривания окна уже послышалось робкое предрассветное пение пернатых, но не походило то утро на идиллию. Ни один из караульщиков не хотел поступаться принципами, и противостояние уже могло перерасти в драку, если бы из секретарской не появилась заспанная фигура сменщика. " Мужики! Ну чо в самом деле спорите, давайте в мешки с мусором и тряпками плеснем воды, да и дело с концом, а в 7 утра отнесем все на помойку. И овцы целы и волки сыты." После этого он взял оцинкованное ведро и, чтобы не плестись до туалета, поставил ведро рядом с батареей, которая оканчивалась краном для слива воды. И надо сказать, что это был не простой крантик, а невесть откуда взявшийся двухдюймовый, почти пожарный гидрант. Спекшаяся годами краска никак не давала открутить упрямый вентиль. Но краске и ржавчине противостоял настоящий русский богатырь, почти Илья Муромец. Кран из последних сил посопротивлялся, что-то противно хрястнуло внутри, и с жутким шипением струя ржавого кипятка рванула наружу. Но после этого ни остановить этот фонтан, ни перекрыть, ни подойти близко не представлялось уже никакой возможности. Но самое главное, что водопроводчики в это время вот так просто на дороге не валяются. После этого рассказчик, чтобы был понятен весь трагизм ситуации полностью перешел на мат, лишь изредка вставлял междометия и необходимые сантехнические термины. Не стану окончание рассказа переводить в область страшилок, только из услышанного от водителя, выходило, что перекрыть воду удалось где-то часа через два. Тут как раз я вышел из машины, не дослушав продолжение. Но думаю, что всякий легко допишет этот сюжет сам


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic