Звёздная болезнь

Сколько раз мы слышали от наших мам, что надо хорошо учиться, хорошо работать и добросовестно выполнять порученное дело до конца с любовью и прилежанием. А многие ли из нас могут похвастаться, что слушали маму и вечером могли поставить себе пятерку за правильно проведенный день? Признаюсь, я и не ставил перед собой задачу написать сборник воспитательных рассказов и посоревноваться с "босым" графом, уважаемым Львом Николаевичем. Бесполезно с ним соперничать после того, как он написал произведение про сливовую косточку и лукавого мальчика. Но с той поры мало что изменилось и не перевелись " мальчики", которые могут обманывать не только родителей, но даже свое непосредственное начальство. Только разве мы с Вами можем брать на себя такую миссию: кого-то, не дай Бог, осуждать или воспитывать? Жизнь с удовольствием сделает это за нас.

Случилось это с нашими коллегами еще во времена реставрации квартала, вплотную прилегавшего к Дому Пашкова.  Жаль, что точный адрес я просто пропустил мимо ушей и не могу ручаться за географические координаты мест, где происходили те события. И, пожалуй, лучше я перенесу вас сразу в гущу происходящего. 

Легко можно представить себе, насколько истинные реставраторы мебели считают себя выше чем обычные столяра.  Особенно реставраторы художественной мебели - элита реставраторов деревянного прикладного искусства. Персонаж Антона Павловича обычно в таких случаях говаривал своей собачке: "Ты, Каштанка, супротив человека, все равно что плотник супротив столяра".  И когда бригаду поставили на демонтаж дверей старинного особняка девятнадцатого века, легкий ропот прошел по рядам. Наверное, немногие представляют себе, что в мебельной гильдии существуют разные "кланы": академики-чернодеревщики – мастера, владеющие технологиями работы с черным деревом, инкрустацией панцирем черепахи, перламутром, различными видами металлических вставок: медью, бронзой, серебром, цинком, латунью.  За ними следуют профессора-краснодеревщики – мебельщики, познавшие тонкости работы с предметами, облицованными ценными породами дерева, и освоившие технологии маркетри и интарсии. А уж за ними вышагивают стройными рядами специалисты- белодеревцы, работающие с белым деревом: сосной, елью, березой и липой. Конечно же, и те, и другие работы важны: и там и там нужны знания набора операций и технологических приемов, профессионализм, опыт и безупречное мастерство. Ну никак нельзя сказать, что мастер, изготовивший обычную дубовую дверь, хуже инкрустатора, вырезавшего кружевной элемент. Наверное, важнее качество исполнения и того и другого. Все вроде про это знают, но звездная болезнь тем и опасна, что может поразить почти каждого. 

Да чуть не сбился, ведь начинал я про школу, про маму, про то, что не надо обманывать начальство, ну и конечно, что самое трудное - предельно честно выполнять свою работу. Вот сейчас сижу, бью пальцем по клавиатуре, читаю какие-то нравоучения и думаю: скорее всего на месте моих героев мог быть любой и, в первую очередь, я сам. Так вот, представьте такую картину. Пустые гулкие залы с круглыми колоннами коринфского ордера, вздыбившийся последними клепками паркет, растерявший пальметки и аканты. Солнечный свет с улицы не мог пробиться сквозь серые, мутные стекла. Огромные дверные порталы с заколоченными циркульными фрамугами. Сами двери были в плачевном состоянии: советская власть приложила к ним свою пролетарскую руку, оставив кучу дырок от замков и ручек. Родные бронзовые ручки потерялись, рассосались и растворились или за ненадобность кто-то приделал к тем ручкам ножки. Но не о том пойдет речь. А речь пойдет о тех тяжеленных дверях, которые предстояло демонтировать вместе с дверными коробками и фрамугами. Конечно, это была работа не для реставраторов - мебельщиков, но начальство должно было отчитаться перед своим начальством, поэтому в приказном порядке все, и в том числе реставраторы, были брошены на амбразуру. И вот на эту незамысловатую, тупую, тяжелую и по-настоящему пыльную работу были поставлены аристократы скальпеля и рубанка. Чтобы хоть как-то свыкнуться с этой мыслью, они, кинув жребий, отрядили гонца в ближайшую "стекляшку". И лишь после того как он принес немножко "огненной" воды, примирились с действительностью и закусив удила приступили к работе. Можете представить, как сверкали их глаза в облаках вековой серой пыли, слетавшей отовсюду при малейшем ударе молотком или киянкой. Помимо пыли, сыпавшейся с гирлянд, грифонов, амуров и другого лепного декора, сверху сыпались не совсем ампирные рулады из уст мастеров, особенно после того, как отвертка в очередной раз срывалась из потонувшего в ста слоях краски шлица шурупа. Глядя на этот каторжный труд, бурлаки с картины Репина наверняка прослезились бы от сочувствия своим "коллегам". И если говорить серьезно, труд сей был тяжел и малоприятен, а в сказках за такие подвиги герои легко могут получить в награду или полцарства, или длинноногую царскую дочь, а бывает, что и то и другое. Ну на то они и сказки. А в жизни через полтора часа выматывающей работы вспомнили, что в "стекляшке" еще оставалось надежное средство от усталости. И так как при таких затратах энергии сила живой воды заканчивалась быстро, пришлось повторить марш-бросок.

Так или иначе после четвертой экспедиции по известному адресу ручеек трудового энтузиазма иссяк, и, "горько судьбу проклиная", специалисты направили свои стопы в сторону дома. Судьбу они проклинали не только горько, но и громко, отчего вахтеры забились в угол своей стеклянной будки.  Наступило утро - почти "утро стрелецкой казни". Оказалось, что милейшего вида охрана известила начальство о вчерашней битве с дверьми или дверями, это смотря как посмотреть , поведали они и о битве  с зелёным змием. Благодаря бдительности ворошиловских стрелков мастера получили по полной, и даже, как им тогда казалось, к счастью, их сняли с этого объекта. 

Где-то через месяц-другой я встретил одного из них. Он был строг, немногословен и опечален какой-то вселенской грустью. На то была довольно банальная причина: просто он оказался довольно впечатлительным человеком, и такая обычная телепередача, которую без всякого вреда для здоровья посмотрели миллионы наших сограждан, похоже, не оставила его равнодушным. Многие, особенно кто постарше, вполне могут помнить сюжет о найденных в заколоченной фрамуге каких-то шкатулках или коробках с дуэльными пистолетами, ну там говорили еще что-то про несколько горсток изумрудов-бриллиантов и каких-то там монетах, колечках и остальных атрибутах жизни эпохи проклятого царизма


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic