very_old_life

Category:

"Не дольче вита" - в чужих краях и хруст английской булки...

И надо сказать, что, имея в активе сумасшедшие способности рисовальщика, реставратор живописи превратился в феноменального резчика по дереву. Он начал помогать своему учителю выполнять заказы для церквей, а в свободное время вырезал шкатулки в форме диковинных фруктов, которые отрывали с руками на вернисаже в Измайлове. И так, наверное, продолжалось бы до старости, но как-то раз один импортный весьма импозантного вида гражданин с запонками в виде летучих мышей пригласил его на работу в Лондон. Нет, не просто в Лондон, а в реставрационную мастерскую при одном очень известном аукционе. И знаете, он там прижился. Оценили, во-первых, его искусную работу, а во-вторых, немногословие и терпение, с которым он переносил все выпадавшие на него испытания. Эх, если б знали эти узкоплёночные денди, через что пришлось ему пройти на Родине, а тут просто смех - ну коверкал поначалу язык Вильяма ихнего Шекспира, ну опаздывал на службу, петляя по подземке, да спутал пару раз элементы декора Чиппендейла  и Хэпплуайта. Через год Лондон прилично надоел ему. Деньги приходилось тратить экономно, хватало на слабопротопленную комнату с ванной, где была раковина о двух кранах и затычкой для получения тёплой воды .  Изматывало мотание из пригорода на работу и ещё много чего, отчего хотелось выть и бежать оттуда не оглядываясь. Ну просто какой-то мир чистогана и эксплуатации человека человеком.  Жутко хотелось обратно домой, раздражал и туман, и слякоть, и единственное, что лишь немного скрадывало пребывание на чужбине, наличие родственной души, хотя и "брита" из отдела реставрации масляной живописи. С ним-то они по пятницам зависали в пабе неподалёку от мастерской, причём начинали с "Гиннесса", а заканчивали водкой, и обычно мурлыкали на выходе "еллоу субмарин" или "shumel kamish"

      Так вот всё, что вы успели прочесть до этого, было лишь вступлением перед тем событием, о котором собственно я и собирался рассказать. Тот понедельник ничем не отличался от обычных понедельников, и все как всегда усердно занимались своими делами, ну в смысле готовили лоты к очередному аукциону. Неизвестно отчего, но вдруг в самом воздухе разлился запах какой-то беды. Вроде бы всё как обычно, но "Аннушка уже разлила масло". Недаром физик в седьмом классе вколотил в наши уши навсегда про это броуновское движение.  Тяжёлый липкий воздух беды из места, где произошло жуткое событие, проник во все до единой комнаты этого старинного здания. Уж не знаю, как это звучит по-английски, а по-русски точнее, чем «полный кирдык», пожалуй, и не скажешь.  Что было страшнее: крах двухвековой репутации аукционного дома или денежный ущерб почти в два десятка миллионов фунтов? И вот в чём вся соль, что и то и другое, отнюдь не сахар. Ну как такое могло случиться? Но ведь случилось, и случилось по-настоящему страшное, может быть, даже худшее, чем потеря партбилета для советского человека.  Автором того ужаса был самый лучший специалист лондонского офиса, притом он считался первой кистью и непререкаемым авторитетом в масштабе всего королевства. Но и на старуху бывает проруха или "Even Homer sometimes nods", ибо англичанине говорят в подобных случаях: «И Гомер иногда дремлет». 

В ту злополучную пятницу (что была накануне описываемого понедельника) тот самый маэстро покрыл две картины финишным живописным лаком. Одна из них лежала на рабочем столе, а вторую он поставил на мольберт, чтобы ещё раз пристально оценить, какие нюансы могут вылезти после реставрации. Бывали в его практике случаи, когда в вертикальном положении картины обнаруживались какие-либо помарки, и иногда хотелось что-нибудь подправить, подлизать, подгладить. Бывало, лак «выкидывал» неожиданный фортель, и какой-то незначительный мазок на заднем фоне вдруг вылезал и орал во всё горло. Тут держи ухо в остро, но в этот раз всё было нормально. А дальше произошло то, что произошло. Всё как в очень плохом малобюджетном кино: у реставратора позвонил телефон, собственно с этого всё и началось.  Обычный вызов к начальнику отдела, начальство всегда выбирает для этого самый неподходящий момент: пятница, конец недели, да и до конца рабочего дня буквально двадцать минут. «Приспичит же,» - подумалось на ходу. Пришлось всё бросить, захлопнуть дверь и лететь на ковёр к боссу. Что удивительно, шеф, расспросив про ход реставрации, остался доволен отчётом и мало того, достал початую бутылку коллекционного виски и сам, красиво разложив лёд по стаканам, налил и предложил выпить за проделанную работу. Нечасто он угощал выпивкой, но тут был серьёзный повод: эксперты из-за океана, оценив процесс реставрации тех двух шедевров на отлично, дали добро на приобретение обеих картин для корпоративной коллекции банка. А это не только немалый профит в деньгах, но, что самое главное, возможность утереть нос конкурентам, весьма значимая победа в вековой схватке двух аукционных домов. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic