Categories:

Седой клок

С
С

Секреты старого секретера и не только

Пришёл этот мастер к нам с киностудии: сами знаете, без реставратора мебели ни одна съёмка мало-мальски нормального фильма не обойдётся. Да и как обойтись? То какой-нибудь гусар в окно с саблей наголо -  и весь ампир в щепки пошинкует. То насквозь революционные матросы своими штыками из «гамбса» дуршлаг сделают. То Кутузов всё впопыхах побросает, убегая из Москвы.  Да всё давным-давно с Чапаева-то и началось: он первым взял за моду табуретки оземь крошить. А ещё периодически пожар в усадьбе снимать приходится: то у Дубровского, то у не менее какого достойного дворянина. А последнее время моду взяли про экстрасенсов, те, куда ни глянут, аккурат дырка получается дымящаяся. Может, из-за того что с артистами этими работы по горло, не выдержал тот парень.  Ни отдохнуть тебе толком: всё время бегом, бегом, бегом. Зато пить иногда приходилось вместе с народными любимцами, а это удовольствие и для ума, и для желудка, если, конечно, формат фуршета ограничивался одним днём. 

Появился он у нас, и сразу ко двору пришёлся - и работа у него спорилась, и рассказать был мастак.  Да хоть в кино его какое вставить, и то фильм не испортит. Молодой парень, плечистый, чернявый, а на челе клок седой живописный -  нечасто такое встретишь. Мы его всё подкалывали - не ты часом ли гроб панночке реставрировал, когда «Вия» снимали. Но он только отшучивался, мол, клок корнями в зуб мудрости уходит, по уму, мол, ему уж лет девяносто, или, слегка картавя: «Вы Ленина живьём на съёмках не видели. А то небось у вас не только голова, но и яйца поседели»

 Случилось как-то раз мне с ним на объекте работать, музей к юбилею поэта заканчивали. Назавтра в двенадцать дня начальство высокое должно было приехать. Работали почти до ночи, метро не ходило, пришлось пешочком в надежде поймать такси.  Побрели через центр мимо Большого театра в сторону Покровки.  Идём, а там, на афише, дива несусветной красоты прям в полный рост. Ну мало что ль по городу афиш? А только спутник мой в лице слегка изменился закурил и начал так издалека. 

- Уж в каких фильмах я только не мелькал - в массовках подрабатывал, случалось. А только побывал я внутри самого настоящего детектива благодаря вот этой самой распрекрасной певичке. 

Он, конечно, добавил ещё несколько прилагательных, но не думаю, что они смогут передать то чувство и интонацию, какие были заложены в существительном – «певичка». Я ждал продолжения. 

- Сидел тогда без гроша, а тут она всё мелькала на съёмках в соседнем павильоне, что-то изображала - вся из себя принцесса, смеялась неестественно, выкаблучивалась, и все вокруг неё вприсядку. Посмотрел тогда на всю эту чехарду и пошёл к себе в мастерскую. Директор студии как раз привёз домашнее бюро в полировку. Стою полирую - весь в халате белом. Всё чин по чину, лас аж поёт под губкой, масло выпотевает, как утренний туман. А из-под шеллака такой красоты махагон, прям как огонь в камине переливчатый.   Тут стук в дверь. Заходит та самая, охи-ахи: «Ой, да вы волшебник! Ой, да вы со старинной мебелью на ты! помогите спасите, приходите, выручайте!» Это потом я узнал, что она почти год до того справки наводила и постучалась ну совсем не просто так. Пригласила к себе, конечно же, на Тверскую. И как могло быть иначе?  Где   еще примадонна может божественные звуки извлекать из горлышка-то позолоченного?  Да без вида на Кремль любая трель поперёк пищевода встанет. Пришёл, сели в гостиной среди красот: всё сплошь восемнадцатый и девятнадцатый век, одна она середины двадцатого. Вещи непростые - в Эрмитаже обзавидуются.  А одна картина почти во всю стену над диваном - так вообще на кисть Брюллова походила. Без малого часа два всё вокруг да около, прямо как на картине Иогансона «Допрос коммунистов», даже кресло, что на первом плане, точь-в-точь. И уж когда я готов был сознаться в поджоге Рейхстага, она предложила найти дедушкин тайник в секретере. 

продолжение следует

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic