very_old_life

Category:

А на вас падал когда-нибудь самолёт


Мне только что исполнилось шесть лет .Садик наш находился на 1-й Советской улице ,а гуляли мы обычно в сквере на углу Староневского и Суворовского проспектов ,там ещё тогда было кафе «Экспресс». И вдруг в  тот день  ,как мне тогда показалось, летел  огромный в-пол неба , приогромный самолёт   . Так низко ,что стало очень страшно...И лишь спустя пятьдесят лет, я случайно наткнулся на статью в интернете и понял ,что мне всё это не приснилось...

Посадка Ту-124 на Неву — авиационное происшествие, случившееся в Ленинграде 21августа 1963 года . В результате стечения обстоятельств пассажирский самолёт Ту-124 приводнился на Неву.

Всего известен 21 случай управляемых вынужденных посадок пассажирских авиалайнеров на воду, в 10 из которых при посадке никто не погиб; этот случай — один из семи, обошедшихся без жертв вообще (в остальных трёх случаях были утонувшие уже после эвакуации из самолёта).

Новый пассажирский лайнер Ту -124 компании «Аэрофлот» 21 августа 1963 года совершал регулярный рейс по маршруту Таллин—Москва. Командиром воздушного судна  был Виктор Яковлевич Мостовой. Самолёт вылетел из аэропорта Юлиместе в 08:55 и взял курс на аэропорт «Внуково».

Спустя некоторое время после взлёта экипаж обнаружил, что переднюю опору шасси заклинило в полуубранном положении. Посадка в аэропорту Таллина была невозможна из-за тумана, и диспетчеры приняли решение не направлять самолёт в Москву, а посадить на ближайшем аэродроме «Пулково» в Ленинграде (тогда он назывался «Шоссейная»). Он последовал к месту назначения на малой высоте. В самой «Шоссейной» в боевую готовность были приведены экстренные службы: к грунтовой полосе, куда должен был сесть «на брюхо» самолёт, была доставлена пожарная техника и машины скорой помощи.

К 11:00 лайнер оказался около города и начал облетать город на высоте около 500 метров, вырабатывая топливо для того, чтобы уменьшить вероятность и силу возможного пожара при посадке. Малая высота была выбрана во избежание возможной декомпрессии, а также для более быстрой выработки топлива. В это же время экипаж пытался с помощью шеста через пробитую дыру полностью выпустить шасси.

В 12:10 на восьмом круге в 21 км от аэропорта, когда, согласно показаниям топливомера, топлива оставалось около 750 литров (по другим данным — 2,5 тонны), достаточное количество, чтобы долететь до «Пулково», остановился левый двигатель (по другой версии — топливо было, но не поступало в двигатель). Экипажу было дано разрешение на сквозной пролёт через город. Однако через короткое время остановился и второй двигатель. Таким образом, лайнер начал планировать с полукилометровой высоты над центром города. Экипажу ничего не оставалось, как попытаться совершить приводнение на поверхность Невы. Командир передал управление второму пилоту Василию Григорьевичу Чеченеву, служившему в прошлом в морской авиации и имевшему опыт посадки на воду. Второй пилот Чеченев перед приводнением грамотно сориентировал самолёт и не допустил ни его заныривания в воду, ни удара хвостовой частью фюзеляжа по воде.

Ту-124 в водах Невы

Самолёт, снижаясь, пролетел над домом 6 по Малоохтинскому проспекту, затем на 4 метра выше моста Александра Невского (в то время — строящегося) и приводнился в районе Финдляндского железнодорожного моста. Посадка на воду была совершена между мостом Александра Невского и железнодорожным мостом, напротив Александро-Невской лавры (на левом берегу) и улицы Таллинской (на правом берегу Невы). Ширина реки в этом месте — около 400 м. Проходивший в тот момент паровой буксир оттянул самолёт к правому берегу Невы. Для крепления буксировочного троса было разбито стекло в носовой части самолета. Пассажиры были эвакуированы и отправлены в Москву.

Позднее специальный пароход с водосливом стал откачивать воду из самолёта. Однако вода из пробоин прибывала быстрее, и, как результат, к утру Ту -124 затонул. На другой день под самолёт подвели понтоны и буксиром оттащили на территорию нынешнего комплекса «Ленэкспо», к Шкиперскому протоку, где базировалась войсковая часть. Позже было принято решение списать машину из-за поломок. Самолёт после восстановления отправили в Тамбовскую область, в Кирсановскую авиашколу (Кирсановское АТУ ГВФ, с 15 сентября 1964 года — Кирсановское АТУ ГА) в разобранном виде, где он служил тренажёром для курсантов училища. В 1970 году самолёт был утилизирован.

Дальнейшие события

Экипаж ТУ-124 б/н СССР-45021. Слева направо:
бортмеханик В. Смирнов, штурман В. Царёв, бортрадист И. Беремин,
командир воздушного корабля В. Мостовой и второй пилот В. Чеченев

Первоначально расследовавшая обстоятельства аварии комиссия возлагала ответственность за нештатную ситуацию на экипаж. Но позже было принято решение летчиков не наказывать. Вдова командира воздушного судна Виктора Мостового, отвечая на вопросы корреспондента «Известий» говорила, что он и его коллеги были представлены к наградам (ордену Красной Звезды), но указ о награждении в итоге не был подписан. Командир экипажа В. Мостовой и штурман В. Царёв по распоряжению руководства «Аэрофлота» получили двухкомнатные квартиры. По некоторым сведениям, Мостовой после неудачной учёбы в Академии гражданской авиации уехал в Краснодарский авиаотряд. Капитана буксира Ю. В. Поршина наградили Почётной грамотой и часами.

В. Мостовой до 1978 года работал в 200-м авиаотряде, потом до 1988 года работал начальником смены в аэропорту «Внуково», откуда ушёл на пенсию после инфаркта. В 1989 году с семьёй эмигрировал в Израиль, где умер в Кирьят-Гате в 1997 году. Последние годы перед кончиной работал рабочим на фабрике.

Второй пилот Василий Чеченев вскоре после удачной посадки стал командиром воздушного судна (КВС), а затем и летчиком-инструктором. Скончался в 2002 году.

35 лет спустя участники тех событий участвовали в телевизионной передаче «Как это было» на российском телевидении, и бывший второй пилот Василий Чеченев обмолвился, что «увлечённость» экипажа ремонтом шасси во время кружения вокруг города привела к тому, что был упущен момент, когда топлива ещё хватало до аэропорта. Ещё одной причиной, в программе было названо несовершенство датчиков указания топлива.

Экипаж

  • Мостовой Виктор Яковлевич, 30 лет (ум. 1997) — командир воздушного судна
  • Чеченев Василий Григорьевич (ум. 2002) — второй пилот
  • Царёв Виктор — штурман 
  • Беремин Иван — бортрадист
  • Смирнов В. — бортмеханик
  • Александрова Александра — бортпроводник

Примечание

По сведениям сайта Санкт-Петербургской митрополии во время аварийной посадки на воду на борту самолёта Ту-124 находился будущий патриарх Алексий II.

Вот как написано про этом случае на Православии.Ру

ЧУДО НА НЕВЕ

Александр Сегень

Ровно полвека назад – 21 августа 1963 года – в городе на Неве произошло подлинное чудо, которое скорее могут оценить летчики, нежели люди, никогда не сидевшие за штурвалом летательного аппарата. И любой летчик скажет, что произошло нечто по своей сути невозможное, что шанс спастись и спасти людей в такой ситуации был, как говорится, один из тысячи. 

Эта уникальная фотография впервые увидела свет лишь через 30 лет после приводнения Ту-124. Фото Юрия Туйска.

Кому молились тогда люди на борту самолета? Преподобном Зосиме  и Савватию Соловецким, память которых отмечается Церковью в сей день? Толгской иконе Божией Матери, почитаемой тогда же? Молились ли вообще? Или кто-то молился, а кто-то лишь предавался своему страху? И был ли на борту того самолета праведник, ради которого Господь смилостивился?.. 

Пассажирские лайнеры «Ту-124» тогда еще только-только стали выпускаться, и этот был одним из новеньких, можно сказать – с иголочки. На таких и опаснее летать, поскольку они еще не до конца изучены пилотами: всякого можно ждать подвоха. Командир корабля тоже, можно сказать, оказался «новеньким»: Виктору Яковлевичу Мостовому исполнилось 27 лет. Но по своим профессиональным навыкам он выделялся среди других. 

Итак, в 8:55 утра 21 августа 1963 года самолет компании «Аэрофлот» вылетел из таллиннского аэропорта Юлемисте и взял курс на Москву. Но уже через несколько минут после взлета поступило тревожное сообщение: переднюю опору шасси заклинило в полуубранном положении. В авиации это одна из главных бед. Хорошо помню, как такое случилось, когда я летел в Барнаул, как ходили нервные стюардессы, как много раз, кружась в небе над Москвой, летчики пытались выбросить шасси и убрать его снова, и какой был глубочайший вздох облегчения, когда с очередной попытки оно всё-таки встало на место. 

А если этого не происходит, пилотам приходится вырабатывать всё горючее, чтобы оно не взорвалось при аварии, и пытаться осторожно посадить самолет «на брюхо». А это трудно, и очень часто оборачивается катастрофой. 

Мостовой получил с земли указание лететь обратно в Таллинн, но подлетев к аэропорту Юлемисте, пилоты обнаружили, что он укутан туманом. Новый приказ гласил: лететь на ленинградский аэропорт Пулково и там садиться на грунтовку. Покружив над Юлемисте, неисправный «Ту» выронил на взлетную полосу шаровой болт и полетел к городу на Неве. 

Пассажирам было объявлено, что по техническим причинам придется сначала приземлиться в Пулково, а затем пересесть на другой борт и продолжить прерванный полет. Воплощенным ангелом стала в эти мгновения стюардесса Шурочка Александрова. Она вела себя так, будто это даже забавно – сначала побывать на Шоссейной, как тогда назывался аэропорт в Пулково, а потом лететь в Москву, что ничего страшного не происходит, да и самолет суперсовременный, чего бояться! 

Члены экипажа не оставляли попыток устранить поломку. Пробив фюзеляж, они с помощью шеста пробовали привести шасси в чувства, но всё тщетно. 

Тем временем на Шоссейной готовились со всей ответственностью и пониманием, что ситуация близка к критической. Пожарные, врачи, медперсонал, множество машин «Скорой помощи». 

В 11 часов лайнер завис над северной столицей. Теперь предстояло на полукилометровой высоте выработать всё горючее без остатка. Сделали восемь кругов. Можно было садиться. Но тут бортмеханик признался командиру, что залил в баки лишнюю тонну горючего и садиться нельзя. Пошли на девятый круг, но на нем лишняя тонна иссякла, и стало очевидно, что до Пулкова не дотянуть. Сначала заглох один двигатель, за ним второй. 

Теперь ситуация из критической стала и вовсе катастрофической. Оставалось либо упасть на город там, где не самые густонаселенные кварталы, либо совершить посадку на широкую гладь Невы. 

Сесть на поверхность океана и избежать гибели почти невозможно. Выдающийся современный летчик-испытатель гражданских самолетов Юрий Михайлович Сытник авторитетно объяснял мне, что в таких случаях пилот должен чувствовать летучую машину как свое собственное тело. Сначала нужно подлететь к воде со слегка задранным носом самолета и дождаться, когда самолет коснется воды хвостом. После этого надо плавно опускать нос, следя за тем, чтобы моторы не касались водной поверхности. Одно неловкое движение – и самолет нырнет резко носом, зароется в воду и разорвется на куски. А теперь представим, что надо садиться не на морскую или океанскую обширную гладь, а на реку. Да еще и в черте города, где эту реку сплошь пересекают мосты! 

До 21 августа 1963 года мировая авиация знала лишь один случай удачного приводнения пассажирского самолета. 16 октября 1956 года американский «Боинг-377» благополучно сел на поверхность Тихого океана, пилоты сумели сохранить жизни и себе, и всем 24 пассажирам. 

Больше такого не случалось. Всем остальным пассажирским самолетам, совершавшим посадки на воду, была уготована самая печальная участь. И все знали об этом. Но делать нечего, и с земли пришло согласие на то, чтобы, пролетев над градом святого Петра, летчики садились прямо на Неву. Независимо от финала, жертвами могли стать лишь пассажиры и экипаж, а также те, кто оказался бы на мостах или на каких-либо плавсредствах. 

Мостовой повел себя самым решительным образом. Он приказал всему экипажу – Чечневу, Царёву, Пермину, Смирнову и Александровой – находиться при пассажирах и следить, дабы не возникла паника, отвлекать людей разговорами и держаться как можно спокойнее и бодрее. Сам же командир корабля заперся в пилотской кабине и взял всю дальнейшую ответственность на себя. Оставалось надеяться только на его мастерство, удачу и – на Господа Бога! 

Лишенный работы двигателей лайнер, быстро снижаясь, планировал над северной столицей. Показался Литейный мост. Над ним пролетели на высоте 90 метров. Оставались считанные секунды – гибель или спасение? Над Большеохтинским мостом высота была уже 30 метров. Следующий – мост Александра Невского, он тогда еще только строился. Над ним пролетели уже на высоте 4 метров. Рабочие в ужасе прыгали с лесов в реку. 

Впереди остался только железнодорожный Финляндский мост, и теперь главная задача – не врезаться в него. Управляемый Виктором Мостовым «Ту-124» коснулся хвостом Невы, затем лег на воду, немного нырнул носом, но не зарылся в воду, а выпрямился и замер. 

Спасены! 27-летний летчик проделал ювелирную работу и посадил самолет так бережно, что ни один из пассажиров и членов экипажа не пострадал. Он пролетел над мостами и не врезался ни в один из них, не случайно имея такую фамилию – Мостовой! 

В кино часто в таких случаях герой обнаруживает на своей голове седые волосы. Но все члены экипажа вспоминали, что когда они ворвались в кабину пилотов, то увидели: Виктор Яковлевич заметно поседел. 

Теперь самолет плыл не по небу, а по реке. В фюзеляже осталась пробоина после того, как пытались через эту дыру восстановить работу шасси. Теперь сквозь эту пробоину началась течь. По сему поводу волнения оказались недолгими: спасатели подоспели вовремя. Мимо проходил паровой буксир 1898 года постройки с командой из четырех человек. Его капитан Юрий Поршин со словами: «Гляньте, второй Чкалов объявился!» – подвел свое судно к самолету. Летчики разбили колпак кабины и зацепили трос за штурвалы буксира. Затем самолет подтянули к причалу у завода «Северный пресс», где вдоль берега стояли плоты. Крыло самолета положили на них, получились сходни, по которым можно было теперь вывести пассажиров и экипаж. Вынесли двух детей, затем, выходя через верхний люк, стали покидать горемычное воздушное судно остальные пассажиры. Никакой паники. 

Прохожие, а также рабочие «Северного пресса» и других соседних заводов приветствовали чудом спасшихся людей криками «Ура!» Когда последним ступил на берег экипаж, летчикам и бортпроводнице рукоплескали. Но тут же из Пулкова примчался вертолет, и сидевший в нем строгий начальник велел всему экипажу взойти на борт вертолета вместе с полетными документами. Лишь молодой стюард остался охранять багаж. Некоторое время пассажиры оставались на берегу, покуда за ними не приехал автобус «ПАЗ», который отвез их на Шоссейную. Оттуда всех отправили в Таллинн. 

Виктор Мостовой даёт интервью. Фото РГАКФД.  

Через девять лет, 17 июля 1972 года, самолет «Ту-134», выполнявший испытательные полеты, после отказа двух двигателей совершит посадку на водную поверхность Канала имени Москвы. Никто из членов экипажа не пострадает, а пассажиров на борту не окажется. Четвертый и пятый случаи счастливого приводнения произойдут один за другим 16 января и 7 февраля 2009 года. Сначала, столкнувшись со стаей диких гусей, вынужден будет сесть на поверхность Гудзона американский аэробус «А-320», затем неподалеку от австралийского города Дарвин сядет на гладь океана точно такой же лайнер «А-320». Итого, вместе с «Боингом», севшим на воду в Тихом океане в 1956 году, и нашим «Ту-124» на Неве – всего пять счастливых приводнений. Но то, которое произошло 21 августа 1963 года, самое невероятное. Настоящее чудо! 

Что же способствовало чуду? 

Есть устное предание о том, что среди 44 пассажиров на борту самолета летел будущий Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, тогда еще 34-летний молодой Таллиннский епископ. И в эти страшные минуты, глядя в окно, он видел, как мимо, будто во сне, проносятся очертания Исаакиевского собора, Адмиралтейства, Зимнего дворца, и вот уже самолет полетел над Невой, всё ниже и ниже. Он молился о спасении самолета, его пассажиров и экипажа, о спасении города, на который могла рухнуть летучая махина. В тот день было празднование Толгской иконы Божией Матери, и Таллиннский архиерей возносил мольбы ко Спасительнице рода человеческого: «Царице моя преблагая, надеждо моя Богородице… Зриши мою беду! Зриши мою скорбь!..» 

Есть и другие факты, свидетельствующие о том, что чудо произошло по горячим молитвам наших небесных заступников. «Ту-124» сел на поверхность Невы неподалеку от места, где находилась могила петербургской юродивой схимонахини Матренушки Босоножки, и после 21 августа 1963 года люди, боящиеся летать на самолетах, обращались с молитвой к этой блаженной старице. В 1990-е годы после проведения раскопок был найден гроб с останками, после чего его вновь закопали, а могилу восстановили для почитания верующих. С той поры многие перед тем, как совершить авиаперелет, приходят сюда помолиться. Ныне там располагается подворье Свято-Троицкого Зеленецкого мужского монастыря. В его-то стенах и хранят предание о том, что среди пассажиров лайнера был патриарх Алексий II. 

А вот подарок любителям совпадений: завод «Северный пресс», на плоты которого выходили спасенные пассажиры, имеет в Петербурге адрес: улица Таллиннская. 

К сожалению, мне пока не удалось найти документальных свидетельств о том, что Святейший Патриарх действительно находился на борту того самолета. В архиве авиации я узнал, что дело об этом удивительном происшествии уничтожено. Видите ли, вечно хранятся только дела о катастрофах, повлекших за собой гибель людей, а тут – ни одного погибшего. Неужели папку поспешили уничтожить? Быть может, кто-то из сотрудников архива припрятал ее у себя? Тогда можно было бы получить на руки список пассажиров «Ту-124», летевших 21 августа 1963 года из Таллинна в Москву и оказавшихся на Неве. Быть может, кто-то из них прочтет эти строки и откликнется, засвидетельствует, был ли с ними вместе на борту самолета Таллиннский епископ. Да и кроме пассажиров могут отыскаться другие свидетели того события. 

Очень хотелось бы, чтоб красивая легенда оказалась былью! А в биографии великого подвижника Православия – Святейшего Патриарха Алексия II – появилась бы еще одна яркая страница. 

Александр Сегень

21 августа 2013 г.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic