Categories:

Комплимент

Хотел спросить у Вас ,нужно ли печатать рассказ сразу или можно окончание  на следующий день .Если наберётся достаточно голосов тогда окончание будет вечером. Просто показалось ,что обычно не у всех есть время прочитать всё в один присест...

                                                     КОМПЛИМЕНТ

Гуриеву Александру Васильевичу перевалило за седьмой десяток , но держался он молодцом , и даже со спины  вполне мог сойти за пятидесятилетнего , да впрочем ,сегодня женщинам такие  и нравятся . У таких молодцов -и в висках седина, и на счету денег как махорки , и особо  не пристают по вечерам с разными глупостями . Вот и Александр Васильевич был из таких,  пьесы его шли в трёх театрах, и на мероприятия и тусовки  чуть что приглашали украсить президиум своим присутствием. Ещё бы внешность как у Мефистофеля: нос орлиный и грива седых слегка волнистых волос и косая сажень в плечах. Да и какие фильмы по его повестям поставлены. Ведь рыдали по-настоящему  на его фильмах. Но правда и писал он тогда поразмашистей и поершистей. Сейчас то приходится каждую фразу взвешивать ,да облизывать  со всех сторон.  Напишет и прикидывает, как потом на уроках по литературе,его творчество изучать станут. Портрет в учебник , а слова  иль в эпиграф или в сборник крылатых выражений. Как не крути  живой классик , хоть вот щас отливай из бронзы и рядом с домом литератора куда вкапывай . Вообщем инженер душ человеческих . Да и дома он молчал всё больше ,  но иногда жене толи смехом, толи всерьёз любил говаривать: - вот только ты одна дурёха и не понимаешь ,как меня ценить надо , не догадываешься как повезло тебе спать на одной подушке с самим Гуриевым, мастером слова и инженером душ человеческих . 

 Но пора и рассказ начинать.  «А плавали ли вы когда нибудь по Волге на теплоходе, в самом начале сентября , когда только слегка наметилась желтинка на кронах.  Словно первые  седые волосы , да какие же они седые ,если осень золотой кличут , нет надо  писать что вроде золотой нити или паутины  на деревьях и сравнить осень с златошвейкой», подумалось Гуриеву ,когда он сошёл на берег на причал провинциального приволжского городка. Это была творческая поездка , пригласили посмотреть места , где будут снимать фильм по его последнему роману. А как приятно пройтись по Волге на пароходе , да в первоклассной каюте, да ещё за счёт киношников . Это вроде такая вишенка впридачу к гонорару за экранизацию. Он специально сошёл на берег, что бы не пить вместе с режиссёром и продюсером ,а то вишь моду взяли ,чуть ли не обниматься … И ещё ,самое ужасное  Васильичем  кличут ,что он торт или про строительные материалы магазин ,прям аж противно, честное слово кошмар какой то . 

Но впрочем никто за ним не увязался и он совершенно случайно забрёл в местный художественный музей.Там конечно ещё и приставочка была историко ,мол художественный .Ну знаем мы эти истории ,обычное дело ,бивень какой нибудь ,кучка медных монет ,да наконечники от стрел и мотыга первобытная . Ну а так, как времени был вагон и маленькая тележка,Александр Васильевич ,честно прошёл и изучил и историю края ,и ознакомился с собранием картин .И ведь надо отдать должное советской власти ,почти в каждом даже самом задрипанном музее была представлена вся номенклатура лучших художников .Нет не Эрмитаж и не Третьяковка,но вот только и Айвазовский ,и Серов и Репин и даже Боголюбов и Машков были здесь в наличии .А самое главное уровень работ ну ничуть не хуже чем в Русском музее. Гуриев любил живопись и даже пару этюдов Левитана висели на стене в его кабинете .Так ведь и времена были ,когда он и мог себе это позволить .А тут как раз была работа тоже написанная Левитаном  с того же места.Он и простоял перед ней минут десять ,пока не убедился ,что его этюдик ,пожалуй ,получше будет .И когда  собрался уже идти  на поиски нормальной пищи ,ибо духовная  переполняла его до краёв , он почувствовал на своей спине чей то взгляд .

 Обернулся никого, потом постепенно понял, что смотрительница ,исполняет досконально свои обязанности смотрит на него во все глаза ,и даже как будто бы не дышит . Потом он понял всё потому ,что женщина ну совсем бледная ,похоже и не бывала на солнышке этим летом .Но белизна её была не болезненная ,а изящная и трогательная, как у мраморной скульптуры ,а так она сидела в тени и её льняное платье полностью сливалось с тенью ,падавшей от занавески на стену. Он забыл и про еду и про то, где он сейчас, а лишь смотрел и любовался этим мраморным изваянием .Тут она опустила глаза ,и начала поправлять локоны на своей голове . Гуриев смотрел и даже закачал головой ,и чуть  было даже не присвистнул,но инстинктивно вспомнил ,что свистеть в музеях весьма неприлично ,особенно такому человеку как он . И тогда  подошёл и сказал почему-то полушёпотом : Из всех собранных здесь картин - настоящий шедевр это Вы . После этого он поклонился и бесшумно прошествовал на выход.Краем глаза он видел, как «мрамор» слегка зарделся ,словно первые лучи солнца чуть прошлись по этим небесно ангельским чертам… Он шёл и мысленно нахваливал себя, какой он тонкий психолог ,как он мастерски и невзначай, сделал приятное этой прекрасной пусть уже и не совсем молодой незнакомке . Ещё бы собирать буковки в звуки и терзать ими сердца наивных читателей ,да уж этого у него не отнять ...Да и сейчас не успевает он открыть рот , результат один - женщины заглядываются на него ,а многие так и вовсе млеют . С такими и похожими мыслями он прогуливался по кривым плохо мощённым улочкам ,пока собственно и не упёрся в какой то трактир ,с самоваром и прялкой в фасадном  окне ….


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic