На всякий пожарный

Временами происходили истории, описывая которые, думаешь: "А может, это и послужит поучением для поучающихся?" И как это красиво написано в книге о тысяче и одной ночи: "и пусть это будет нацарапано в уголках ваших глаз»

А, пожалуй, начну с пожарной байки. Нет, конечно, не доводилось мне работать в рядах доблестных огнеборцев. Хотя чуть не соврал, пришлось один раз в своей жизни сорвать со страху со стены огнетушитель и пеной погасить огонь, а заодно испачкать приготовленную к реставрации мебель. Но так это со страху и в состоянии аффекта. Можно сколь угодно долго смеяться и иронизировать над "тупыми" и консервативными инструкциями по пожарной безопасности, пока огонь, не дай Бог, не обожжёт ваши ресницы. Вот тогда-то простые и незамысловатые истины приобретут звучание библейских заповедей.

В тот злополучный день как назло ацетон, вата и электричество оказались в одно время и в одном месте, ну не иначе ЦРУ организовало. Другая совсем неправдоподобная версия, чего уж точно не могло быть во времена планового хозяйства, так это показуха и штурмовщина. Как всегда, чтобы вовремя отрапортовать очередному съезду, опоздание пытались компенсировать совмещением отделочных и обойных работ.  Картина почти такая: пока один мастер пришивал очередную пружину, второй обезжиривал поверхность кресла ацетоном и наносил грунт. И вдобавок ко всему еще в это время ни с того ни с сего перегорела лампа в мастерской обойщика. Так вот электрик, пришедший устранить эту неприятность, выполнил должностную инструкцию буквально и, щелкнув рубильником, обесточил мастерскую, если бы не одно маленькое «но». Во-первых, отделочник запустил целое облако ацетона, а во-вторых, при переключении рубильника возникла малюсенькая такая искорка. И как всегда был прав В.И. Ленин - придумщик революционной газеты: «из искры возгорелось пламя».  Пламя возгорелось, а я оказался рядом, обсуждая с мастерами детали вчерашнего "банкета". Времени принять решения не было ни секунды, так как пламя перекинулось на щедро положенную всюду вату. Самое смешное, теперь уже двадцать пять лет спустя, что мастерская, находившаяся в здании Новоспасского монастыря, имела вопреки пожарной инструкции только один выход и вспыхнувшее пламя могло полностью блокировать единственный путь на волю. Пришлось со страху сорвать со стены заботливо повешенный кем-то огнетушитель, перевернуть и, сорвав чеку, выпустить из него густую ржавую пену. Это потом я узнал, что нельзя было использовать огнетушитель рядом с электрощитом, но тогда на подобные мысли просто не было ни времени, ни знаний. Тогда, слава Богу, этот инцидент закончился благополучно. 

Второй случай (и может это послужит кому-то уроком) произошел в далеком 1975 году. Но дело тут, конечно, не в дате произошедшего, а скорее в несовместимости алкоголя с работой в столярной мастерской. Был день получки, как его еще называли в народе "день реставратора". Получив причитавшиеся дензнаки, мастера послали гонца, чтобы обмыть столь радостное событие. Посидели, выпили и ушли на долгосрочный перекур. И все бы ничего, но вдруг в курилке появился начальник, и ему даже не пришлось произнести ни слова, как в мгновение ока все уже склонились над верстаками, изображая кипучую деятельность. Правда, деятельность продолжалась недолго, так как повалил дым, затем взметнулось пламя из района шкафчиков для переодевания. Протрезвели мастера мигом, и даже удивительно, но двух-трех ведер воды оказалось достаточно для ликвидации, как говорят пожарные, "очага возгорания ". Когда рассеялся сизый противный дым, внутри прогоревшего насквозь фанерного шкафчика болтались на том, что раньше называлось ремнем, остатки основательно прогоревших брюк. Но самая трагическая картина была на полу: в черной мутной луже плавали деньги, черные от сажи, с обугленными краями. Пришлось бежать еще за одной бутылкой, нет не для следственного эксперимента, а чтобы залить горе понесенной утраты и заодно осознать случившееся. Я не думаю, что кто-то специально положил незагашенную сигарету в карман своих брюк, прямо в тот же карман, где уже лежит хоть и небольшая, но все-таки значимая сумма денег. Ну конечно, виноват зловредный начальник, нарушивший классическую идиллию и повергший в замешательство тонкую душу реаниматора старинной мебели, чем и нанес моральную травму эскулапу античных раритетов...  Хотя, конечно, спокойнее, когда алкоголь и огонь не соприкасаются во времени и в пространстве. 

Все то, что я рассказал перед этим, - прописные истины. Ну надо было с чего-то начать. Ведь Шекспир не сразу доложил о горестной и где-то даже трагической кончине молодых людей, много страниц ходил вокруг да около, нагнетая страсти. Вот и в этот раз, не хотелось вот так с бухты-барахты: так мол и так мол, занялось все ярким пламенем и сгорело. Надо пожалеть читателя, подготовить. А вспомнилось мне, как я, еще будучи на стажировке в реставрационной мастерской, слушал стариков в курилке. Порой они рассказывали вещи просто фантастически интересные, а тут вдруг заговорили про правильное использование олифы, как надо грунтовать под политуру, как варить колодки рубанков для придания подошве костяной твердости и как в клей добавлять родимую и в грунт, и в шпаклевки. Оказалось, обычная олифа при правильном использовании - вещь незаменимая. Но вдруг один из мастеров, выпустив кольцо сизого забористого дыма, произнес: «А забыли, как нас чуть не посадили из-за промасленной ветоши, оставленной при реставрации чинарового кабинета?» Я тогда молодой был и не знал, что тряпки, пропитанные натуральным маслом или олифой, могут самовозгораться. Только чудо спасло известный музей, где тогда работали мастера: кто - то из них приехал на объект ни свет ни заря и с ужасом увидел, как вокруг забытой ими тряпки черный обугленный след и первые маленькие язычки пламени.  

По молодости или по недостатку знаний может показаться, ну не может от такой ерунды возникнуть серьезный пожар. Но приблизительно через двадцать пять лет не менее интригующий случай произошел не без участия проолифленных тряпок.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic